Новости Украины

Смелянский: Государство тратит 2 млрд грн на доставку пенсий. Позвольте 'Укрпошті' действовать как банку, мы к нулю сведем эти расходы в течение четырех лет Смелянский: Государство тратит 2 млрд грн на доставку пенсий. Позвольте 'Укрпошті' действовать как банку, мы к нулю сведем эти расходы в течение четырех лет Гордон http://gordonua.com/favicon.ico Гордон https://gordonua.com/img/article/14804/55_big.jpg https://gordonua.com/img/article/14804/55_big.jpg В интервью изданию "ГОРДОН" генеральный директор "Укрпошти" Игорь Смелянский рассказал, почему он добивался увеличения тарифов на
Смелянский: Государство тратит 2 млрд грн на доставку пенсий. Позвольт

В интервью изданию 'ГОРДОН' генеральный директор 'Укрпошти' Игорь Смелянский рассказал, почему он добивался увеличения тарифов на доставку пенсий и прессы, с какими трудностями сталкивается компания в процессе реформирования, как ее частичная приватизация может способствовать притоку инвестиций, для чего почта хочет стать квазибанком, за счет чего планируется строить новые автоматизированные сортировочные пункты и развивать службу доставки.

Игорю Смелянскому 44 года. Он родился в городе Белгород-Днестровский. Там же окончил школу, поступил в Одесский государственный экономический университет. Но через три года оставил учебу и эмигрировал в США. Дальнейшее образование получал уже в американских вузах. В Pace University освоил специальности 'бухгалтер-аудитор' и 'правоведение', затем окончил юридическую школу The George Washington University Law School и получил степень MBA в Georgetown University McDonough School of Business. После этого работал в финансовых и юридических компаниях, в том числе в офисе Boston Consulting Group в СНГ. В середине 2016 года Смелянский приехал в Киев, чтобы возглавить государственное предприятие 'Укрпошта' и заняться его реформированием.

За прошедшее время в адрес Смелянского прозвучало немало критики. Самыми громкими были споры вокруг повышения тарифов на доставку прессы и пенсий. Оба разрешились в пользу 'Укрпошти'. В интервью изданию 'ГОРДОН' Смелянский рассказал, что стремится провести максимум преобразований, чтобы изменения в работе предприятия стали необратимыми, а клиенты смогли их ощутить. Для этого нужны средства. Он отметил, что, например, нежелание пересматривать стоимость доставки пенсии стоили компании более 1 млрд грн убытка и двух лет потерянных инвестиций. Но теперь эти трудности в прошлом – 4 декабря правительство установило новый тариф на доставку пенсий. Сейчас, по словам Смелянского, в планах компании – продажа неиспользуемых помещений, строительство новых сортировочных центров, развитие сети передвижных почтовых отделений, информатизация и отказ от бумажного документооборота.

У меня сейчас не заполнено 2 тыс. вакансий. Почтальоны жалуются, что я им мало плачу. Мы предложили доплату в 10 тыс. грн. Думаете, очередь выстроилась?

– Что изменилось в работе 'Укрпошти' после того, как она перестала быть государственным предприятием и стала публичным акционерным обществом?

– У нас стало чуть больше возможностей в части бизнес-активности. Появился наблюдательный совет и уменьшилось общение с контролирующими органами. Когда мы были госпредприятием, у меня сидел целый этаж представителей государственного аудита, через который проходила каждая платежка. Мы смогли от этого освободиться, и стало намного легче. Поверьте, к выявлению коррупции это не имело никакого отношения, особенно когда я видел, на каких машинах приезжают аудиторы при зарплате в 4–5 тыс. грн.

У нас все изображают социальное государство. Вместо того чтобы платить своим лучшим операторам столько, чтобы они не уехали в Польшу, я трачу деньги на юристов, HR, службу безопасности, чтобы уволить худших. По факту действующий Трудовой кодекс 1972 года защищает не самых лучших сотрудников. И они это знают.

Посмотрите на опыт США. Там нет никакого трудового кодекса. Зато есть топ-10 компаний мира. Случайность? У меня сейчас не заполнено 2 тыс. вакансий. Почтальоны жалуются, что я им мало плачу. Мы предложили доплату в 10 тыс. грн, чтобы в удобное время люди помогли нам разобрать посылки. Думаете, очередь выстроилась? Всего два человека поинтересовались, можно ли за наличные поработать.

– А разве не проще нанять людей со стороны?

– Мы экспериментируем, привлекаем аутсорсинг, но вся эта морока с кодексом очень мешает. Смены, служба охраны труда, оформление найма сотрудников, а потом попробуйте их уволить (надо же предупредить за два месяца, а членов профсоюза даже за три) и так далее. Пока мы государственная компания, мы не можем нанимать людей по трудовому договору. Это расценивается как закупка услуг. Следовательно, они должны идти по ProZorro.

ProZorro, безусловно, правильный механизм. Благодаря ему мы сэкономили 700 млн грн. Однако на процедуры уходит очень много времени. При этом не исключена головная боль. Подрядчик может выиграть тендер, а потом неожиданно отказаться. И что делать, если речь, например, о закупке бензина? Потом тебе звонят и говорят: 'Бензин будет, но нам 20% отката'.

– И как вы в подобных случаях поступали?

– Не буду раскрывать секреты. Мы потратили примерно год, чтобы убедить подрядчиков, что у нас нельзя выигрывать тендеры и потом заниматься шантажом или поставлять всякую ерунду.

– Так, может, стоит выбирать не цену, а соотношение цена – качество?

– Мы обязаны покупать по самой низкой цене. Это ведь публичные закупки. Есть предквалификация, где можно выдвинуть требования потенциальным партнерам. Но когда участники квалифицировались, выигрывает исключительно цена.


Смелянский: Фото: ukrposhta.ua
Смелянский: Три года назад 'Укрпошта' отправляла 46 тысяч экспресс-посылок в год. А теперь столько же за один день. Фото: ukrposhta.ua


Материалы можно нормально закупать. И 'Укрпошта' даже считается лучшей компанией в системе публичных закупок. Для контроля качества мы даже привлекаем конкурентов, проигравших торги, принимать для нас товары. Но с услугами все сложнее.

Например, наша рекламная компания Alibaba признана третьей в мире по успешности. Мы создали и запустили ролик, а к нам пришли проверяющие органы, потому что мы дисквалифицировали по несоответствию требованиям какую-то компанию, наняв более дорогую. Пришлось объяснять, что мы поступили по закону. Более того, если бы мы так не поступили, то с роликом, снятым Васей с камерой, мы бы ничего не продали. Но в таком случае я опять общался бы с контролерами из-за растраты государственных средств при отсутствии результата.

К сожалению, есть вещи, которые сложно измерить. Mercedes дороже УАЗ, но в эксплуатации дешевле. Когда закупаешь машину, как считать дешевизну? По входящей цене или по обслуживанию? А как доказать прокуратуре, что условный Mercedes дешевле в обслуживании, чем УАЗ. При этом мы также понимаем, что в село, скажем, в Закарпатье доехать можно только на УАЗ – бездорожье. Тут опять нюансы: УАЗ я не имею права покупать – он же не наш, а 'Ростехнологий'.

– И как вы выкрутились?

– Купили три цеха и сами собираем автомобили. По себестоимости такой УАЗ самый доступный. Мы сейчас выпускаем один автомобиль в неделю. Еще пару лет поработаем – и закроем потребности.

– А куда потом цеха?

– Будем ремонтировать технику.

Не принести пенсию человеку – уголовное дело, и разнос пенсий по тарифу ниже себестоимости – тоже уголовное дело. Так как тариф не менялся с 2004 года, у меня был только один выбор: по какой статье УК идти

– Не так давно премьер-министр Украины Гончарук заявил, что допускает частичную приватизацию 'Укрпошти' через IPO. Как известно даже подготовка к выходу на торги стоит немало. Зачем сейчас это нужно?

– Такая компания, как 'Укрпошта', физически не может обходиться без инвестиций и технологий. Поэтому мы предложили вариант частичной приватизации. Это поможет привлечь средства на развитие и, главное, предотвратит откат в прошлое, когда компанию использовали для разных непонятных схем.

Тогда 'Укрпошта' станет прозрачной, и, независимо от того, кто ею руководит, никому не придет в голову принуждать ее бесплатно предоставлять кому-то услуги. Станет обычной компанией, которая не живет за государственный счет, и люди не будут стыдиться, что они тут работают. Будут ездить на новых машинах и пользоваться современными технологиями. Мир быстро меняется, надо быть адаптивным, создавать инфраструктуру. А для этого надо замечательные IT и средства.

– Правительство вас поддерживает?

– Конечно. Это может быть на первом этапе не IPO, а, скажем, стратегический инвестор. Продать какую-то часть акций, а еще лучше сделать допэмиссию, чтобы средства пошли на развитие компании и рынок увидел, что нам можно доверять, что есть стратегия и результаты, клиенты, посылки, платежи.

– Как у вас складываются отношения с новым премьер-министром и членами Кабмина?

– Лучше, чем со старыми. Меня слышат, понимают. Многих я знал ранее, и это помогает. За последние четыре месяца решили проблемы, к которым за предыдущие три года даже не смогли подойти.


Смелянский:
Смелянский: Предыдущий Кабмин кормил нас завтраками. Эти завтраки стоили 'Укрпошті' более 1 млрд гривен убытка по данной услуге и двух лет потерянных инвестиций. Фото: Ukrposhta / Facebook


– У вас с Кабмином были серьезные разногласия из-за пенсионного тарифа. Вы даже пригрозили остановить доставку пенсий. Можете объяснить, почему вам было так важно добиться повышения стоимости этой услуги, ведь вы все равно в села ездите?

– Все просто: тариф на доставку пенсий не менялся с 2004 года. За это время минимальная зарплата, которая составляет 70% от наших затрат, изменилась в десятки раз. Что важно, этот тариф оплачивается государством, а не пенсионерами, так же, как и, скажем, тариф на доставку письма от Пенсионного фонда получателю пенсии.

Предыдущий Кабмин кормил нас завтраками. Эти завтраки стоили 'Укрпошті' более 1 млрд гривен убытка по данной услуге и двух лет потерянных инвестиций. Новый Кабмин сумел не только услышать, но и в течение четырех месяцев решить вопрос, утвердив новый тариф. Теперь компания, ее 70-тысячный коллектив и более пяти миллионов клиентов могут с уверенностью смотреть в завтрашний день.

Вообще, по законам в Украине работать очень непросто. Они выписаны так, что руководителя можно посадить в любой момент. Вот пример: не принести пенсию человеку – это уголовное дело, и разнос пенсий по тарифу ниже себестоимости – тоже уголовное дело, потому что это нанесение убытков государству. Так как тариф не менялся с 2004 года, у меня был только один выбор: по какой статье УК идти. Так что существует целый ряд проблем, которые в белых перчатках и форме не решить.

Мы выровняли тариф не только по пенсиям, но и по доставке прессы. Раньше 'Укрпошта' субсидировала доставку периодики в села. Я предложил, установить рыночный тариф, который отражает реальную стоимость услуги, а субсидировать прессу может бюджет. Пусть издания отчитываются, как они расходовали деньги, а у нас простой процесс – заказали услугу, рассчитались. Мне часто говорят, что бизнес должен быть социально ответственным. Но в мире 'соцответвенность' – это лампы энергосберегающие поставить, мусор сортировать, а у нас – что-то делать за чужой счет. Все должны усвоить одно: за услуги нужно платить.

Только в США мы увеличили отправку на 50% с начала 2019 года. В Великобританию – на 30%

– Какие преобразования в компании вы считаете достижением?

– 'Укрпошту' многие перестали считать совком. Когда я только пришел, для борьбы с хамством закупили услуги 'тайного покупателя' и сделали первые замеры: 40% сотрудников не здоровались с клиентами, 44% не прощались. Есть такой показатель – индекс NPS – уровень приверженности потребителей товару или компании, готовность рекомендовать. В McDonald’s он 90%. Мы начали с минус 23%. Людей, ненавидящих 'Укрпошту', было на 23% больше, чем рекомендующих. Сегодня у нас плюс 30%.

Мы показали пример, как делать невозможное, выигрывая международные награды.

Мне стало сложно удерживать людей. Это наша большая заслуга. Украли айтишника у 'Укрпошти'. Смешно. Раньше их не было, нечего было красть, а сегодня на наших специалистов охотятся крутые хедхантеры. Конкуренты переманивают наших людей зарплатами в два раза больше. Конечно, мне, как гендиректору, сложно терять хороших специалистов. Но этот факт показывает: если платить нормальные зарплаты, создавать достойные условия для работы и креатива, есть возможность развиваться даже в государственной компании.


Фото: www.ukrposhta.ua
Смелянский: Мы обучили людей в небольших городах и селах продавать на eBay, Amazon, Etsy. Фото: ukrposhta.ua


В 2016 году 'Укрпошта' отправляла 46 тысяч экспресс-посылок в год. А теперь столько же за один день. Это не только из-за праздников. Мы наращиваем экспорт, подписали соглашение со всеми игроками электронной коммерции в Украине, чтобы они пользовались нашими услугами при отправке товаров. В тех условиях, в которых мы работали, мы достигли многого. Мы даже выиграли приз 'Лучшая почта мира' по экспорту, обойдя в финале 'Почту Австралии'.

– За счет чего так увеличился объем экспорта?

– В том числе за счет того, что мы обучили людей в небольших городах и селах продавать на eBay, Amazon, Etsy. Провели шесть экспортных школ, где новые навыки получили около 1400 человек. Например, наши женщины шьют свадебные и концертные платья и с большим успехом продают их в США. Сегодня украинцы занимают 9% рынка хендмейда в Америке. Для многих людей это стало возможностью достаточно успешно развивать свой бизнес. И за эту деятельность нам дали международный приз как компании, которая многое делает для развития сельской местности.

По экспорту у нас произошли глобальные перемены. Например, раньше грузы отправлялись только из аэропорта в Борисполе. А теперь мы отправляем посылки из четырех аэропортов – в Одессе, Львове, Жулянах и Борисполе. Только в США мы увеличили отправку на 50% с начала 2019 года. В Великобританию – на 30%.

– Кто еще в топ-3?

– Россия. Объем отправлений туда и оттуда остается весьма значительным.

– А по импорту, наверное, в лидерах Китай?

– Точно. И с настолько большим отрывом, что второе место уже не релевантное в сравнении. За 10 месяцев объем заказов с AliExpress вырос на 70%.

У нас хорошие показатели работы. 'Укрпошта' поднялась в международном рейтинге и занимает последние два года 33-е и 37-е места. Я удовлетворен? Нет. Мы должны были достичь большего. На сегодня у нас только 40% отделений с компьютерами и интернетом. Дальше не пойдем, нет смысла. Мы поставили три тысячи термопринтеров, пять тысяч терминалов и начали принимать оплату картами банков. Мы своим примером показываем конкурентам, что можно работать по-другому, честно и открыто.

Я предупредил все коммунальные компании, что мы поднимем цену доставки. Кто хочет платить меньше, должен в платежках печатать QR-код, куда заложена вся информация по платежу

– Судя по вашим словам, 60% отделений так и останутся без компьютеров и интернета?

– Мало поставить компьютер, надо создать условия для сохранности техники, а это не всегда возможно. К тому же в селах трудно найти качественный интернет. Для понимания: в Украине семь тысяч населенных пунктов с населением менее 100 человек, 10 тысяч – от 100 до 500, шесть тысяч – свыше 500 человек. В целом в таких селах проживает 10 миллионов украинцев.

Но ничего невозможного нет. Поэтому в нашей стратегии заложена реализация проекта передвижных почтовых отделений и распространения их по всей стране для сел с населением менее двух тысяч человек. Машина будет приезжать в конце дня на точку, где есть интернет, и обновлять данные.

Это освобождает от необходимости искать по селам работников. Проще укомплектовать бригаду из трех человек, для которых это будет работа, а не место хранения трудовой книжки, и обучить их. Это возможность принести цивилизацию в села. Там ведь часто нет ни аптек, ни магазинов. А мы можем привезти лекарство, продукты, товары, бытовую технику, которую можно выбрать по каталогам. Когда в каждое село Украины приедет такое передвижное отделение, где можно провести все необходимые операции, я буду считать, что все сделал и перемены необратимы.

– Сколько надо таких отделений по всей стране?

– Около 1200–1300. В некоторых селах покрупнее можно оставить отдельного почтальона. Все будет зависеть от бизнеса.

– Доставка корреспонденции, посылок, прессы, платежи, переводы, пенсии, выплаты за паи. Но вам мало и вы хотите еще, как выразился министр инфраструктуры Владислав Криклий, 'стать квазибанком'. Что это значит?

– 40% украинцев вообще не знают, как выглядит банковская карта, и не пользуются банковскими услугами. Есть рейтинг доступа к финуслугам. Мы находимся по нему в компании таких стран, как Замбия, Сенегал и Бахрейн.

– А в Европе для сравнения?

– 80–85%. Смотрим на количество компьютеризованных отделений у 'Ощадбанка' – 2630, у 'ПриватБанка' – 2021, у нас – 4031. Есть ряд сел, где вообще нет ни одного банковского отделения, поэтому миллионы людей никогда не подключатся к банкам. Мы просим предоставить нам возможность оказывать этим людям финансовые услуги.


Министр инфраструктуры Владислав Криклий и глава
Министр инфраструктуры Украины Владислав Криклий и генеральный директор 'Укрпошти' Игорь Смелянский. Фото: Ukrposhta / Facebook


– Что вы можете им предложить, если той же картой им просто негде расплачиваться?

– Все, кроме кредитования. Мы можем дать банковскую карту, открыть депозит, проводить платежи, ведь у каждого почтальона будет смартфон, работающий как терминал. Сейчас мы отвозим человеку пенсию, а потом начинаем опять собирать деньги – коммунальные платежи, доставка товаров и продуктов. Тогда зачем нужен этот оборот налички? К тому же мы можем предложить более выгодные цены при оплате картой. То есть создадим мотивацию не снимать деньги.

Можем предложить человеку депозит, дать овердрафт (по агентской схеме), если не хватает до следующей пенсии. Таким образом можно постепенно людей вовлекать в банковскую систему. У них появится кредитная история, они смогут взять кредит. Тот же фермер сейчас в селе оперирует только кэшем. Постепенно он получил бы кредитную историю и мог осуществлять безналичные операции.

Мы можем выступить своеобразным маркет-плейсом для банков. Кто предложит лучшие условия, тот и выдаст кредит, а мы получим комиссию. Так все могут зарабатывать. Более того, сегодня государство тратит около 2 млрд грн на доставку пенсий. Мы сказали, что если примут закон, который позволит 'Укрпошті' действовать как банку, мы к нулю сведем эти расходы в течение четырех лет. Представляете, какая экономия для бюджета.

– Наши люди без кэша не могут. У вас в отделениях очереди, чтобы налом оплатить коммуналку, хотя у большинства есть смартфоны.

– Я сторонник принципа: если я не понимаю, почему человек что-то не делает, он и дальше не будет это делать. Надо найти мотивацию. Люди приходят по разным причинам. Даже когда у внука iPhone, бабуля требует квитанцию с печатью. Да, очереди – наш бич. Мы постарались развести бабушек и хипстеров, внедрили систему 'счастливых часов' – если вы пришли до 13.00 в отделение, то комиссия за коммуналку 4 грн, а после – 8 грн. Безусловно, надо снижать время обслуживания. Для этого нужны не только термопринтеры, но и базы, где быстро вся информация будет подтягиваться.

Раньше посылку за границу оформляли почти полчаса. Сегодня достаточно пяти минут. Поскольку мы даем 5-процентную скидку за оформление в 'Личном кабинете' на сайте, 30% отправителей уже сами оформляют все документы. Так мы мотивируем людей уходить в онлайн.

Поскольку мы разносим счета, я предупредил все коммунальные компании, что мы поднимем цену доставки. Кто хочет платить меньше, должен в платежках печатать QR-код, куда заложена вся информация по платежу. Когда к нам будут приходить клиенты, останется только этот код отсканировать, и оплата услуг пройдет в течение 20 секунд. Планируем, что с Нового года это заработает. То есть, как видите, нерешаемых вопросов нет.

К слову, если бы нам дали возможность открывать счета, мы могли бы интегрироваться с коммунальными компаниями и, в идеале, автоматически списывать со счета клиента оплату услуги. Бабушкам вообще ничего делать не нужно было бы. А 'Укрпошті' это сильно упростило бы работу.

Мы планируем продать более 800 объектов, которые не используем для ежедневной деятельности – гаражи, старые автобазы, склады, старые офисы – около 100 тыс. м² недвижимости

– А что вы пока не смогли сделать для развития компании?

– Моя мечта – отказаться от бумаг в принципе. Сейчас это кажется космосом. Но это реалистично. Есть, например, письма рекомендованные с уведомлением – куча бумажек. Зачем отсылать бумажку о вручении, если человек может расписаться в получении на планшете и онлайн это будет видно в течение считанных секунд.

Хочу также развивать мобильные отделения, поменять всю IТ-внутренность компании, чтобы тут был маленький бэк-офис, а мои сотрудники могли видеть ежедневно, как увеличивается их премия. Вот почтальон продал услугу или товар по каталогу – и в своем смартфоне увидел, сколько заработал. Если ему нужен отпуск – нажал кнопку и заказал.

В течение двух лет я хочу максимально упростить бухгалтерские расчеты и построить несколько новых автоматических центров сортировки. Потому что сегодня у нас сортировка полностью ручная. Сегодня таких центров 35. А хотим построить восемь компьютеризованных. Для этого необходимо $100–150 млн. У нас уже есть подтверждение от кредитных компаний, готовых это профинансировать.

– И сколько лет вы потом будете такой кредит возвращать?

– Можно 10 лет, а можно продать ненужные нам здания и рассчитаться намного быстрее. Раньше наша компания была запрещена для приватизации. Около двух месяцев назад запрет сняли. И мы планируем продать более 800 объектов, которые не используем для ежедневной деятельности – гаражи, старые автобазы, склады, старые офисы – около 100 тыс. м² недвижимости, на охрану которой мы еще и тратим немалые средства.


Фото: Alina Vozna / wikipedia.org
Смелянский: Уверен, зданию Главпочтамта в Киеве можно придумать более адекватное применение. Фото: Alina Vozna / wikipedia.org


Вырученные деньги вложим в новые машины, ремонт отделений, зарплаты. К слову, главная сортировка 'Укрпошти' находится рядом с железнодорожным вокзалом – это 3 га земли. Наверное, не самый оптимальный вариант, когда все машины съезжаются в центр Киева. Мы можем продать его и построить замечательный компьютеризированный центр за пределами столицы, чем сделаем большую услугу городу. Тогда и за кредит рассчитаемся.

– А чем вам здание почтамта не нравится? Почему вы хотите отсюда съехать?

– У нас самый молодой лифт – 1982 года выпуска, самый старый – 1965-го. Представляете, сколько стоит их обслуживание? Вы, наверное, обратили внимание на фотографии вокруг здания. Думаете, мы знакомим вас с историей? Да, но не только. На самом деле – защищаем. Чтобы плитки не падали, нужно сонаром прозвонить весь фасад. Это стоит 10 млн грн, поменять лифты – почти 20 млн. У нас постоянно стояки протекают. Ремонт обойдется еще по 2 млн грн на каждый.

То есть для того, чтобы не хорошие условия для сотрудников создать, а просто починить то, что вышло из строя, придется потратить около $2 млн. Теперь вопрос: зачем? За такие деньги можно арендовать нормальный современный офис и всех сотрудников туда переселить. Уверен, этому зданию можно придумать более адекватное применение.

– Уже присмотрели новый офис?

– Пока нет. Нужно много вопросов решить по оптимизации. Например, у нас по стране работает около двух тысяч бухгалтеров. При внедрении компьютеризованной системы их число сократится до 200. Но эти 200 будут получать в разы больше, и шанс потерять их в результате иммиграции в Польшу значительно уменьшится.

Сейчас 1300 человек в отделениях обрабатывают бумажки. Когда внедрим электронный документооборот, их станет намного меньше. Когда мы проведем все эти процессы, станет понятно, сколько людей мы сохраним и какой офис по размерам необходим.

– В итоге тысячи людей потеряют работу?

– Мы обязательно дадим им возможность найти новую работу. Надо понимать, что эти люди, которые трудятся у нас за 5 тыс. грн, не готовы делать это вечно. В Украине не хватает квалифицированных кадров. Те, у кого есть желание работать, уверен, научатся и смогут даже улучшить свои позиции на рынке труда.

– Судя по новостям, вас самого регулярно хотят уволить.

– Это часть работы. Любой день может быть последним, и к этому надо нормально относиться. Хотя жена сказала, что больше не верит. Она надеялась, что это произойдет быстрее.

Я делаю все, чтобы людей, которые воруют, сажать. К сожалению, это не так просто. Закон тут пробуксовывает

– Когда вы приходили, сколько людей работало в компании, сколько уволили?

– Было 70 тыс. сотрудников, сейчас 65 тыс. В Киеве как было 6 тыс. сотрудников, так и осталось, просто мы поменяли тех, которые хамили клиентам, на тех, кто ведет себя приветливо. То же самое на сортировке.

– Но все-таки пять тысяч уволили.

– Давайте начнем с того, что у нас были тысячи мертвых душ, множество людей на 0,1 ставки. Кочегары, уборщики, электрики...

– А смысл в такой ставке?

– Чтобы где-то лежала трудовая книжка. Ведь пенсионный стаж идет, даже когда человек на 0,1 ставки оформлен.

Далее, в здании главного почтамта было оформлено 45 электриков. Я попросил собрать их вместе, чтобы пообщаться. Сразу после этого 20 человек написали заявление на увольнение. Так я и не смог всех увидеть в сборе.

Приехал в Одессу, удивился, там в отделении электрик за 2 тыс. грн работает. Я просто попросил показать мне этого человека. Ответ: 'Он не готов. Но если что-то случится, он придет'. Как это? Рабочий день. Можно нанять электрика за 5 тыс., чтобы он на работу ходил? И получил ответ: 'За 2 тыс. он готов не ходить на работу, за 5 тыс. – не готов работать'.

– Тогда давайте о зарплатах в 'Укрпошті' поговорим: какая самая маленькая?

– 4 173 грн. Ниже мы платить не имеем права. Когда люди говорят, что зарабатывают меньше, значит они не на полной занятости. Есть почтальоны, которые с премиями и надбавками зарабатывают 15–20 тысяч. Они по каталогам продают товары и получают 7,5% от суммы заказа. И, кстати, стараются не афишировать свои достижения. Они меня просят: 'Только никому не говорите, а то меня съедят'. Очень хочется, чтобы успешные люди перестали бояться говорить о своих достижениях. Не может компания меняться, если не будет показывать истории успеха своих сотрудников.

Зато кого-то жалеть – у нас всегда пожалуйста. Вот пример: одна бухгалтер украла 1,5 млн грн. Когда ее увольняли по статье, сотрудники заняли ее сторону. Это причина, по которой демократия часто не работает, по которой иногда нужно через колено переломить. Я делаю все, чтобы людей, которые воруют, сажать. К сожалению, это не так просто. Закон тут пробуксовывает. Уголовных дел много, а привлекли к ответу далеко не всех.


Передвижные отделения
Смелянский: Когда тысячи новых машин заедут в село, привезут продукты, лекарства, товары по нормальным ценам, когда люди смогут заказать доставку необходимых им вещей, тогда все заметят, что жизнь меняется... Фото: Ukrposhta / Flickr.com


Еще о зарплатах. Мы недавно получили уникальный кейс, когда внедряли передвижное отделение в Черниговской области. Это не всем понравилось, нам даже жгли шины. Но в чем была главная беда? В этом регионе самая низкая плотность населения. Из 1435 сел только в 12 живет больше двух тысяч человек. Начальники почтовых отделений там были оформлены на 0,25 ставки. При этом социальный налог на таких работников 100%. То есть мы платили 1 тыс. грн зарплаты и почти 1 тыс. грн ЕСВ. Понятно, что никакой компьютер туда в отделение нельзя ставить, поэтому запустили передвижное отделение и назначили стартовую зарплату начальнику 6,7 тыс. грн. Вместе с премией получалось около 10 тыс. грн в месяц. Мы всем предложили работу. Как думаете, сколько людей перешли на работу в новые пункты? Только 5%.

Я поехал на место – надо же разобраться, почему человек соглашается работать, получая тысячу гривен, и не согласен работать за 10 тысяч? И одна начальник отделения мне рассказала: у нее две коровы, – это 6 тыс. грн чистыми (7,5 тыс. – грязными) в месяц от продажи молока, зарплата на почте 1 тыс. грн, поэтому официально она – бедная женщина, и получает субсидию 1,5 тыс. грн. Итого месячный доход уже за 10 тыс. Плюс пенсия и еще она с огорода что-то продает. Вот и выходит, что, работая два дня в неделю на почту, а остальное время на себя, она получает в итоге больше. А работая честно за 10 тыс. зарплаты, она не сможет так жить. Когда я об этом говорю, на меня все обижаются.

Когда люди мне пеняют на мою зарплату, я спрашиваю их: 'А кто, извините, просрал 'Укрпошту'? Кто сделал так, что все ходят к нашим конкурентам отправлять посылки? Кто хамит людям? Кто эти 40%, которые не приветствуют клиентов, кто эти 44%, которые не прощаются с клиентами'? Приходилось объяснять, что хамство – это производное души, а не зарплаты. Я даю всем возможность заработать. Не хотите – уходите.

– Но обида ваших сотрудников понятна: в то время как минимальная зарплата в компании около 4,2 тыс. в месяц, вы зарабатываете почти 750 тыс. грн.

– Я сторонник рыночных зарплат. Но эту тему невозможно выиграть. Я раньше заблуждался, думал, покажу людям, как меняются их условия работы и зарплаты, они будут довольны, будут лучше работать. Когда я пришел, производственный персонал в среднем зарабатывал 2800 грн. Сегодня 6300 грн. Думаете, кто-то счастлив?

Когда я начал работу в 'Укрпошті', почтальоны за наличку разносили рекламу, водители сливали бензин, сортировщики сортировали левую корреспонденцию, на сортировочный центр заезжало 60 миллионов единиц корреспонденции, выезжало 90 (если по 1 грн каждая, то это больше 1 млн грн оборот), HR продавали должности мертвым душам. Когда я пришел на первую встречу с коллективом, сразу же люди начали возмущаться размером моей зарплаты. Я попросил всех подойти к окну, посмотреть внимательно вниз, на парковку во дворе, и показать машину, которую они могли бы купить на свою зарплату. И объяснил, что могу отчитаться за каждую копейку своей зарплаты. А владельцы этих авто – нет. Поэтому нам всем пора перестать притворяться.

Вообще, в больших коллективах нельзя рассчитывать на любовь. Это может быть грустно, но что бы ты ни сделал, спасибо не скажут. Я как-то ночью приехал на один сортировочный центр, вижу, женщины по лестнице на второй этаж таскают мешки с почтой, там сортируют и несут вниз. Интересуюсь: 'Что вы делаете? Почему лифтом не пользуетесь'? Оказывается, он уже два года как не работает.

Начали разбираться, выяснилось, что предыдущий директор столько украл на ремонте, что когда лифт включался, здание рассыпалось. Интересный момент: когда я того директора увольнял, эти же женщины писали письма в его защиту. Мы отремонтировали здание, лифт, душ, систему отопления, подняли зарплаты. И когда я вновь приехал и спросил, все ли хорошо, позитивного ответа не было. Это произошло через три дня после публикации моей декларации, и единственное, что их волновало: 'Какая же у вас зарплата!'

Поэтому большая часть моей работы – про мозги: о чем думает персонал, о чем – клиенты, почему не работает то, что должно работать. Например, когда мы повысили зарплаты, сразу снизились продажи. Как думаете, почему? Оказалось, люди не захотели терять субсидии.

Не проснется чиновник завтра и не скажет: 'Все, с сегодняшнего дня не ворую'. Он, может, и хочет перестать брать, но если на него есть 'папка', его заставят

– Вы уехали из США, где была хорошая работа, высокая зарплата и уважительное отношение. Вы не жалеете о принятом решении?

– У меня часто спрашивают, согласился бы я на это место, если бы знал, в каком реальном состоянии находится компания. Конечно, я не знал и не мог даже представить, что у 'Укрпошти' 11,5 тыс. отделений и только 20% из них имели компьютеры. Что из этих компьютеров 60% старше 10 лет. Что подписка в киевской области принималась в Windows 95. Когда я пришел, только удивлялся: что же нужно было с компанией сделать, чтобы довести ее до такого состояния! И потом, когда часть людей, которая привела компанию в такое состояние, учила меня жить, мне хотелось как минимум громко им объяснить матом, что я о них думаю. Уровень цинизма среди 'бывших' что в 'Укрпошті', что в политике, конечно, зашкаливает.

Я родился и вырос в Украине. Заработать всегда успею, но возможность изменить к лучшему жизнь миллионов людей выпадает очень редко. Делать что-то за деньги я могу. Но всегда хочется поучаствовать в чем-то большом.

'Укрпошта' – реально крутая компания, одна из самых интересных в Украине и лицо реформ. То, что кто-то будет добывать газ, большинство людей не увидит. Хотя это и критически важно для страны. А когда тысячи новых машин заедут в село, привезут продукты, лекарства, товары по нормальным ценам, когда люди смогут заказать доставку необходимых им вещей, тогда все заметят, что жизнь меняется. После таких проектов можно уйти на пенсию.

Моя семья живет в Нью-Йорке. Дети ходят в школу. Жена пошла к ним на концерт (там никто не знает, кто я такой). Рядом села женщина, которая когда-то уехала из Украины, и сказала: 'А знаете, в Украине такие реформы, даже почта поменялась. Они мою подругу научили торговать на Amazon, она теперь успешная – купила машину, делает ремонт в квартире, у нее совсем другая жизнь'. Таких историй на другой работе можно и не получить.

– Но вы все время, словно на линии огня. Это невероятное напряжение.

– К этому тяжело привыкнуть. И, конечно, родителям неприятно выслушивать и читать, что обо мне пишут. Я теряю друзей, потому что люди не понимают. Покажи, говорят, реформы, и тут же просят: устрой мою жену на работу. Они не видят в этом противоречий. Мне в чем-то легче. Я 10 лет провел в США, меня научили говорить 'нет', я там состоялся как руководитель. А возьмите любого политика, выросшего здесь. Представляете, сколько у него знакомых, как он может им сказать 'нет'?

Я поменял 95% топ-менеджмента компании в первые три месяца, жалею, что не больше. Не проснется чиновник завтра и не скажет: 'Все, с сегодняшнего дня не ворую'. Он, может, и хочет перестать брать, но если на него есть 'папка', его заставят.


Смелянский: Фото:
Смелянский: После меня 'Укрпошта' должна дальше развиваться, должны прийти люди со свежими силами, новыми идеями. Фото: Ukrposhta / Flickr.com


Да, меня все критикуют. А вы попробуйте так месяц поработать, когда у вас прокуратура, журналисты, когда что бы ты ни сделал, все равно будет 'зрада', и попробуйте при этом показать результат. А потом еще послушайте, что думает о вас семья, когда читает всякую ерунду. Но есть внутреннее ощущение, что можно к лучшему изменить жизнь миллионов людей. И, может, не сегодня, но они все равно когда-нибудь это оценят.

Я готов любому отдать ключи от своего кабинета. У меня ситуация win-win: закончу реформировать почту, или высплюсь и проведу больше времени с женой и детьми, заработаю больше денег. Меня устраивает любой вариант. А система не умеет работать с такими людьми. Мне проще, потому что я играю по другим правилам. У меня американский паспорт и я плачу 50% налогов (20% в Украине и 30% в США). Из последних, кстати, перечисляют помощь украинской армии. Так что помогаю дважды.

– У вас двойное гражданство? Разве это законно?

– Я – американский юрист. В законе о гражданстве написано, что Украина 'не признает' двойное гражданство. 'Не признает' и 'отрицает' два разных глагола. Есть запрет для госчиновников. Но я не госчиновник, а менеджер. Более того, украинское гражданство у меня по рождению. Согласно статье 25 Конституции Украины никто не имеет права его у меня забрать.

– У вас контракт?

– До 2021 года. Но я не буду держаться за кресло ни одного дня. Если акционер скажет, что надо идти, я уйду. Понимаю и мне хочется, чтобы все остальные тоже это понимали: ни к одному креслу нельзя прикипать. Есть задачи, которые хочется реализовать. Я мало сплю. В один прекрасный момент накопится усталость. После меня 'Укрпошта' должна дальше развиваться, должны прийти люди со свежими силами, новыми идеями. Безусловно, я много вложил и надеюсь еще много вложу в эту компанию. И мне хочется, чтобы в Украине было как можно больше людей, которые не боятся отдать ключи и сказать: 'Большое спасибо за шанс изменить страну'.

Поделиться:

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии

Комментарии

0
Ещё никто не оставлял комментриев к этой статье.

Список лент×

Для управления лентами необходима

Авторизация