Банковскими услугами – как минимум классическими для этого сектора депозитами и кредитами – пользовался каждый казахстанец. Финансовые институты развивают и другие направления бизнеса, например, занимаются цифровизацией и создают свои уникальные кредитные продукты. Один из мировых трендов, давно получивший распространение за рубежом, – это VIP-услуги, которые оказывают только состоятельным клиентам.

В первую очередь это private banking, когда клиенту предлагаются не только льготные кредиты и выгодные условия по депозитам с персональным менеджером, но и управление активами и консалтинг.

Развивается это направление и в Казахстане, но пока не у всех банков и лишь с ограниченными видами услуг. Что сейчас происходит на этом рынке и что может дать ему дополнительный толчок к развитию, разбирался Informburo.kz.

№1. Что такое private banking?

Private banking, или персональное банковское обслуживание, – это банковская услуга для состоятельных физических лиц, направленная на сохранение и увеличение их капитала. Помимо классических кредитования и депозитов, она может включать в себя инвестиционные и консультационные услуги.

Порог 'входа' в private banking отличается от банка к банку, но чаще всего сумма не опускается ниже 100 тысяч долларов, а иногда и превышает 500 тысяч единиц американской валюты.

№2. Что предлагают клиентам?

Вне зависимости от перечня услуг, клиентам всегда предоставляют персонального менеджера. Ряд банков предлагает VIP-карты с бонусами, но чаще всего под private banking понимают сложные услуги, которые с классическим банкингом не связаны.

Зависит всё сугубо от потребностей клиентов. Это могут быть, как упоминалось выше, платёжные карточки VIP-класса, кассовые и сейфовые операции. Также предоставляются открытие именных персональных счетов и счетов компаний в банках-партнёрах за рубежом, покупка и хранение золота, организация получения кредитов в иностранных банках для приобретения недвижимости.

Ряд банков может предложить и нефинансовые сервисы. Например, подбор учебных и медицинских заведений за рубежом для семьи клиента, юридический консалтинг по ведению бизнеса за границей, поиск недвижимости с помощью ипотечных брокеров.

Таким образом, банк для своего клиента перестаёт быть просто источником кредитных средств или местом хранения денег, а становится консультантом и помощником.

№3. Private banking есть в Казахстане?

Да, казахстанские банки тоже работают в секторе private banking. Правда, эксперты указывают на слабое развитие этой сферы в стране. По данным портала Finprom.kz, в 2018 году только 10 казахстанских банков оказывали услуги private banking. При этом сам этот сектор пока испытывает низкий спрос в связи с ограниченным перечнем услуг, невысоким качеством сервиса и недоверием к финансовой системе страны.

Среди банков private banking есть, например, казахстанская 'дочка' ВТБ, Альфа Банк и АТФ Банк. Предлагают они как просто премиальные карты с льготными условиями по снятию наличных и расчётам валюты, так и услуги по инвестициям. Последние есть у Альфа Банка, который предлагает управление активами собственными специалистами.

Полный перечень услуг и условия такого обслуживания в открытом доступе не публикуются: их можно зачастую узнать только при посещении банка. Однако из мировой практики известно, что порог входа для клиентов исчисляется сотнями тысяч долларов. Связано это с тем, что для управления активами, например, требуется привлечение финансовых и инвестиционных экспертов с соответствующими зарплатами. Поэтому их работа с низкими суммами денег попросту нецелесообразна.

№4. Сколько казахстанцев может им воспользоваться?

По оценкам Datamonitor, население Казахстана располагает большим накопленным состоянием. Ликвидные активы состоятельных – от 50 тысяч долларов и выше – клиентов внутри страны в 2014 году составляли 32 млрд долларов. В 2017 году, по оценке Finprom.kz, сумма выросла уже до 52,6 млрд.

По оценкам экспертов, в 2018 году потенциал рынка private banking в Казахстане составлял чуть более 1 трлн тенге. Остальные средства выводились за рубеж, очевидно, из-за малого числа инструментов для инвестиций внутри страны. Подтверждают это цифры: за первые шесть месяцев 2018 года общий валовый отток инвестиций за границу составил 5З2,5 млн долларов, из них почти половина – 205,1 млн – ушла в офшоры. В основном на остров Мэн, в Кипр, на Каймановы и Виргинские острова.

Если говорить о числе казахстанцев, которым может быть доступен private banking, то его можно измерить десятками тысяч. Согласно отчёту KPMG 'Private equity market in Kazakhstan' за 2019 год, благосостоянием свыше 100 тысяч долларов располагали следующие группы казахстанцев:

  • 42 301 человек – от 100 до 1 млн долларов
  • 5 838 человек – от 1 до 50 млн долларов
  • 162 человека – от 50 млн долларов и выше.

Именно эти люди и могут быть потенциальными клиентами услуг private banking.

№5. Что может помочь развитию этого рынка в Казахстане?

Исправить ситуацию, по мнению экспертов, может приход в Казахстан международных организаций с услугами private banking, создание партнёрства между иностранными и казахстанскими банками и инвесткомпаниями.

Благодаря этому рынок может к 2025 году вырасти до 2,5 млрд долларов. Если дополнительно привлекать клиентов из соседних стран, то объём потенциально вырастает на 5,9 млрд долларов.

Создают для этого основу не только коммерческие банки, но и государственные инициативы. Например, одно из заявленных направлений работы международного финансового центра 'Астана'.

Ещё в 2017 году управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов на пресс-конференции в Правительстве заявил, что финцентр поддерживает развитие сектора private banking вместе с рынком управления активами. В частности, речь идёт о предложении международным компаниям с соответствующими услугами оказывать их в рамках МФЦА.

№6. Чем именно МФЦА поможет развитию private banking?

Сейчас private banking в Казахстане, как отмечалось выше, – это чаще всего те же самые услуги, которые банк предлагает клиентам, но с более гибкими условиями и персональным обслуживанием.

За рубежом дела обстоят иначе. Во-первых, там работают так называемые бутиковые банки, которые специализируются на работе с VIP-клиентами. В их числе, например, такие крупные игроки, как UBS или Credit Suisse.

Во-вторых, отличается подход к работе с активами клиента. К примеру, есть услуги не только по открытию счетов, но и по управлению активами и инвестициями. Сами счета тоже нередко клиенты открывают не на себя, а на свои компании, в которых сосредотачивают не только деньги, но и, например, предметы искусства, драгоценности, недвижимость или доли в компаниях.

С запуском МФЦА и в Казахстане появились инструменты для такого управления активами. Финцентр создал правовую базу для этого: к примеру, формы foundation и трастового управления. В рамках этих юридических форм состоятельные казахстанцы смогут структурировать свои активы и передать их в пользу бенефициаров, которые будут получать с них прибыль.

Основная цель траста – защита активов от разных рисков. Сама его форма предполагает, что собственник отказывается от имущества в пользу управляющего – трасти, а все доходы уходят бенефициарам. Сам владелец при этом полностью теряет с активами какую-либо связь.

К слову, на МФЦА уже зарегистрировалась первая компания, которая работает в этой сфере. Швейцарская Clarus Capital уже открыла представительство в Казахстане и планирует начать работу. Учитывая особые условия, которые предоставляются в центре 'Астана' иностранным финансовым институтам, их приход на этот рынок, пока незаполненный, – лишь вопрос времени. Именно тогда для состоятельных казахстанцев полностью откроется весь спектр VIP-услуг, которые пока они вынуждены искать за рубежом.