Новости Украины

Пытки во имя науки и тайны ЦРУ: реальная история ужасов The Evil Within (18+) Пытки во имя науки и тайны ЦРУ: реальная история ужасов The Evil Within (18+) 4pda.ru http://4pda.ru/favicon.ico 4pda.ru http://s.4pda.to/pdY4jay2s5XND2uLl85XiII84bVJhBdTrE4g.jpg http://s.4pda.to/pdY4jay2s5XND2uLl85XiII84bVJhBdTrE4g.jpg 1945 год, Нюрнберг. На судебном процессе над нацистами выступает канадский психиатр Юэн Кэмерон. Едва сдерживая эмоции, он обвиняе
Пытки во имя науки и тайны ЦРУ: реальная история ужасов The Evil Withi

1945 год, Нюрнберг. На судебном процессе над нацистами выступает канадский психиатр Юэн Кэмерон. Едва сдерживая эмоции, он обвиняет гитлеровских приспешников в изуверских опытах над людьми. После показаний Кэмерона, давшего заключение о вменяемости преступников, семеро немецких врачей отправятся на виселицу... А уже в 50-х доктор Кэмерон сам начнет проводить садистские опыты в Монреале. Похищение воспоминаний, наркотики и заговор ЦРУ. Похоже на сценарий хоррора? Увы, это подлинная история, имеющая зловещие параллели с серией The Evil Within.

ВНИМАНИЕ! СТАТЬЯ СОДЕРЖИТ МАТЕРИАЛЫ, НЕ РЕКОМЕНДОВАННЫЕ ВПЕЧАТЛИТЕЛЬНЫМ ЛЮДЯМ.

В первой части The Evil Within молодой учёный Рубен Викториано и его наставник, доктор Марсело Хименес, изобрели устройство, позволяющее объединять несколько разумов. Люди, подключенные к машине STEM, оказывались в виртуальном мире, сотканном из коллективных воспоминаний, страхов и фантазий (вообразите «Матрицу» из одноимённой кинотрилогии, управляет которой не ИИ, а человеческий мозг). Назначение чудо-девайса каждый из создателей понимал по-своему. Рубен, истерзанный душевными травмами прошлого, мечтал погрузиться в идеальную симуляцию собственного детства. Тщеславный Марсело хотел с помощью STEM совершить переворот в психиатрии: диагностировать и лечить людей, в буквальном смысле гуляя по чертогам их разума.

Пытки во имя науки и тайны ЦРУМашина STEM в The Evil Within

Благие намерения вымостили дорогу в ад незаконных экспериментов. Прежде чем STEM заработал, сотни пациентов психиатрической больницы «Маяк», которой заведовал Хименес, бесповоротно спятили, впали в вечную кому или умерли. Пытки во имя науки происходили в центре вымышленного американского города Кримсон-Сити: в зловещем готическом особняке, переделанном в госпиталь. Финансировала всё таинственная и могущественная организация «Мёбиус», ищущая эффективные способы «промывания мозгов». Казалось бы, штамп на штампе. Но жуткая правда в том, что нечто похожее действительно произошло в Северной Америке XX века.

Дом кошмаров

К началу 1950-х доктор Юэн Кэмерон сделал головокружительную карьеру. 50-летний врач одновременно возглавлял три психиатрические ассоциации: Канадскую, Американскую и Всемирную. А ещё руководил госпиталем «Аллан Мемориал Институт» при университете Макгилла в Монреале. Эта лечебница заслуженно считалась не только одной из самых престижных в Канаде, но и размещалась в историческом месте: в викторианском особняке с поэтическим названием Ravenscrag («Вороний утёс»).

Пытки во имя науки и тайны ЦРУГоспиталь «Аллан Мемориал Институт» при университете Макгилла в Монреале

Кэмерон, подобно Марсело Хименесу, верил, что революция в лечении душевных расстройств возможна лишь при помощи новейших технологий. Поэтому он в середине 50-х отверг традиционную терапию — со всеми её разговорами, фрейдизмом и многолетним выстраиванием доверительных отношений между терапевтом и клиентом. И начал практиковать собственный метод, суливший ускоренное и автоматизированное исцеление.

«Суть “управления психикой” сводилась к полному стиранию памяти испытуемого и созданию новой, здоровой личности»

Суть концепции «управления психикой» (psychic driving) сводилась к полному стиранию памяти испытуемого и созданию — благодаря магнитофонным записям с внушениями — новой, здоровой личности. Парадоксально, но эту идею Юэну, страстно любившему фантастические романы, подсказала антиутопия «Дивный новый мир» Олдоса Хаксли.

Метод состоял из двух этапов. На первом «патологические стереотипы мышления и поведения» вычищались из разума пациента электрошоковой терапией. В то время безопасной месячной дозой считались 12 ударов током. Кэмерон же увеличил норму до 12 ударов в сутки, причём сила разряда в разы превышала терапевтическую.

Пытки во имя науки и тайны ЦРУЮэн Кэмерон и Марсело Хименес

В итоге люди не только теряли воспоминания о себе, но и на короткое время впадали в детство: лежали, подобно младенцам, в эмбриональной позе, ели с ложечки и звали маму, ошибочно принимая медсестёр за родителей. Однако для Кэмерона проявления регрессии были не досадной помехой, а желанным эффектом, возвращающим пациента к «тем ранним стадиям развития личности, когда признаки психического заболевания ещё не начали формироваться».

Похититель воспоминаний

Сетуя, что погружение в глубокую амнезию у больных происходит медленно, Юэн распорядился использовать электрошок новой конструкции, жалящий шестью разрядами вместо одного. Не говоря о всевозможных галлюциногенах, депрессантах и стимуляторах, вызывающих потерю восприятия пространства и времени (для полного разрушения защитных механизмов психики).

Пытки во имя науки и тайны ЦРУЭлектрошоковая терапия

Спустя месяц-два шоковой обработки начинался второй этап лечения: построение нового «я» с помощью записанных на катушечный магнитофон внушений. Процедура напоминала печально известную сцену из «Заводного апельсина»: пациенты, обколотые наркотическими препаратами и погруженные в полудрёму, выслушивали наставления в духе «Ты прекрасная мать, и дети рады общению с тобой» по 20 часов в сутки. Аудиозаписи прокручивались днями, неделями и месяцами, чтобы окончательно впечататься в извилины испытуемых. Одного из подопытных мучили магнитофоном 101 день. Непрерывно.

«Здоровые монреальцы безропотно ложились на обследование, а выписывались — инвалидами»

Мужчинам и женщинам, обратившимся за помощью в «Аллан Мемориал Институт», не сообщали, что на них будут обкатывать экспериментальный и травмоопасный метод. Хуже того: Кэмерон превращал в «подопытных кроликов» даже людей с небольшими проблемами, вроде неврозов тревоги или послеродовой депрессии, раздавая направо и налево диагноз «шизофрения». Авторитет крёстного отца канадской психиатрии был столь высок, что, по сути, здоровые монреальцы безропотно ложились на обследование, а выписывались — инвалидами.

Пытки во имя науки и тайны ЦРУ

«После шести месяцев, проведённых в “Аллан Мемориал” из-за лживо диагностированной шизофрении, я превратилась в “растение”. Не знала, кто я такая, ничего не помнила о событиях до госпитализации, не узнавала детей и мужа. Прежняя “Я”, которая писала поэзию и была подающей надежды оперной певицей, исчезла. Навсегда. Родным пришлось заново учить меня жизни, словно речь шла о 4-х летнем ребенке», — вспоминает Линда Макдональд, жертва Кэмерона.

Остудила ли череда неудач исследовательский пыл Доктора Зло? Едва ли. Тем более что в 1957-м Кэмерону поступило предложение, от которого трудно было отказаться: садистские эксперименты заинтересовали ЦРУ.

«МК-Ультранасилие»

В середине 50-х набирала обороты холодная война. Американской разведке остро требовались техники, позволяющие выявлять двойных шпионов и «раскалывать» подозреваемых. Поэтому в 1953-м родилась сверхсекретная программа MK-Ultra. Нелегальный проект по контролю над разумом подразделялся на 149 подпроектов. Бюджеты многих переваливали за несколько миллионов долларов (неслыханная по тем временам сумма). Десятилетняя программа охватила 80 организаций США, включая 44 университета, 12 госпиталей и три тюремных заведения.

Изучались любые способы воздействия на сознание потенциального врага: химические, биологические и даже радиологические. Начиная опытами с галлюциногенами, мозговыми имплантами и сывороткой правды. Заканчивая откровенно абсурдными затеями по убийству животных силой взгляда (события легли в основу комедии «Безумный спецназ: Боевой гипноз против коз») или изготовлению химиката, который уничтожит «революционную» бороду Фиделя Кастро, а заодно и его режим на Кубе.

«Конспираторы Кримсон-Сити, как и ЦРУ, проводили опасные тесты на душевнобольных, преступниках и мирных гражданах»

Надо ли говорить, что деятельность тайной организации «Мёбиус» в The Evil Within очень напоминает «МК-Ультру»? Шпионаж, заговоры, покровители в высших кругах и незаконные исследования, охватывающие множество подпроектов.

«Общество тяжело больно, но “Мёбиус” может спасти всех. STEM объединяет подсознания людей в единое целое, и тот, кто находится в его центре, может воздействовать на них напрямую. Лучший из возможных инструментов, чтобы изменить мир… и чтобы его возглавить», — куратор «Мёбиуса» в The Evil Within.

Пытки во имя науки и тайны ЦРУ

Конспираторы Кримсон-Сити, как и ЦРУ, проводили опасные тесты на душевнобольных, преступниках и мирных гражданах. А идеологическая обработка агентов, судя по событиям сюжетного дополнения The Consequence, походила на эксперименты Кэмерона: кандидатов накачивали наркотиками и бомбардировали аудио-внушениями.

«Подпроект 68»

Для руководства «Мёбиуса», одержимого техниками «промывания мозгов», вербовка Хименеса оказалась настоящей находкой. У Марсело хватало «человеческого материала» для опытов в «Маяке», и ради создания прототипа STEM он был готов на всё: «Я давно плюнул на клятву Гиппократа. Слишком велик научный и медицинский потенциал моей работы». Похожая ситуация случилась и с ЦРУ, предложившим Кэмерону провести изыскания для «МК-Ультра» в госпитале «Аллан Мемориал». Ведь канадских граждан штатовским разведчикам калечить было не жалко. Да и сам Юэн давно уверовал, что разрушение психики — необходимая мера на пути к исцелению. Так стартовал «Подпроект 68» в рамках MK-Ultra, направленный на «изменение человеческого поведения под действием повторяющихся вербальных сигналов».

Пытки во имя науки и тайны ЦРУРуководитель программы «МК-Ультра», доктор Сидни Готлиб

Как только деньги ЦРУ начали в 1957-м поступать в монреальскую лечебницу, это заведение окончательно превратилось в лабораторию истязаний. Первым делом Кэмерон, продолжавший обкатывать теорию «управления психикой», значительно увеличил объемы электрошоковой терапии. Затем настал черёд тестирования убойных доз новейших психотропных препаратов, весьма интересовавших Разведывательное Управление.

«Я лежал в кромешной тьме часами, не в силах пошевелить конечностями. Пропало ощущение тела, осталась лишь голова, парящая в бесконечной чёрной пустоте»

Самым чудовищным инструментом Юэна стала комбинация сенсорной депривации и продолжительного медикаментозного сна. Для этого старые конюшни рядом с «Аллан Мемориал» превратили в звуконепроницаемые комнатушки. Там постоянно звучал белый шум, а освещение выключалось. Повязки на глаза, резиновые затычки для ушей и картонные нарукавники от кистей до плеч — всё это ожидало узников комнаты изоляции.

Пытки во имя науки и тайны ЦРУЧертёж комнаты изоляции в «Аллан Мемориал»

Для полного обездвиживания применялись даже малые дозы яда кураре, вызывающего паралич: больные в прямом смысле оказывались пленниками, заточёнными в темнице своего тела. Истязания могли длиться до 35 дней. По мнению Кэмерона, такие меры позволяли «уменьшить сопротивление индивида, сделав его более податливым к внушениям».

В действительности же психика испытуемых ломалась. Стиралась грань между галлюцинациями и явью. Перед внутренним взором мелькал сюрреалистический калейдоскоп случайных образов, видений и кошмаров. Как тут не вспомнить о прыжках героя The Evil Within, детектива Себастьяна Кастелланоса, из одного воспоминания в другое во время подключения к STEM?

«Изоляция походила на захоронение заживо. Я лежал в кромешной тьме часами, не в силах пошевелить конечностями. Пропало ощущение тела, осталась лишь голова, парящая в бесконечной чёрной пустоте. В какой-то момент темнота сменялась ярким светом: куда-то везут… Мне ставили укол, и я словно впрыгивал обратно в своё тело. Вспышка света — и я уже в палате электросудорожной терапии. Разряд, ещё разряд — и снова темнота, долгие часы темноты...» — вспоминает бывший пациент «Аллан Мемориал».

Пытки во имя науки и тайны ЦРУ

Финансирование «Подпроекта 68» прекратилось в 1964 году, когда стало окончательно ясно, что концепция «управления психикой» потерпела крах. Опустошить разум удавалось, а вот вылепить здоровую личность из ходячих «растений» — нет. Тогда же Кэмерон внезапно уволился из больницы и отошёл от научных дел. Три года спустя одиозный врач умер от сердечного приступа, поднимаясь в горы.

Рождение системы современных пыток

О жуткой деятельности канадского психиатра стало известно в конце 70-х, когда на волне Уотергейтского скандала журналисты узнали о программе «МК-Ультра». Поскольку Разведывательное управление загодя уничтожило почти все документы, никто не понёс наказания. Девяти бывшим пациентам Кэмерона удалось отсудить у ЦРУ $750 тысяч. Канадское правительство в ходе долгого разбирательства согласилось выплатить по $100 тысяч всем, кто был жертвой экспериментов. Компенсацию получили 77 монреальцев.

Пытки во имя науки и тайны ЦРУ

Как правительство США распорядилось наработками безумного доктора? Мрачная правда выяснилась в 1988 году, после сенсационного расследования New York Times об участии Штатов в политических убийствах Латинской Америки. Эксперименты в «Аллан Мемориал» легли в основу секретного руководства для спецслужб. 128-страничный документ «Допрос в контрразведке, метод Kubark» включал множество техник: от сенсорной изоляции до электрошока и применения непрозрачного капюшона. Особенно пригодилась идея Кэмерона о погружении личности в инфантильное состояние.

«Опыты в “Аллан Мемориал” проторили дорогу к издевательствам над заключёнными в Гуантанамо, Абу-Грейб и прочих секретных американских тюрьмах»

«Все указанные методики, позволяющие вывести допрос из тупика — от депривации до наркотической комы, — ускоряют погружение в регрессию. Как только допрашиваемое лицо переходит от состояния зрелости к более детскому, его психологические защиты ослабевают. Субъект становится открытым к внушениям, включая полное подчинение», — инструкция Kubark.

Пытки во имя науки и тайны ЦРУКадр из докудрамы «Дорога в Гуантанамо», заключённого пытают музыкой

По словам известного историка Альфреда Маккоя, исследовавшего эволюцию пыток со времен инквизиции, техника Kubark произвела «настоящую революцию в садистской науке причинения боли за последние 300 лет». Опыты в «Аллан Мемориал» проторили дорогу к издевательствам над заключёнными в Гуантанамо, Абу-Грейб и прочих секретных американских тюрьмах.

Вот так Юэн Кэмерон, мечтавший избавить мир от шизофрении и грезивший о Нобелевской премии, невольно подарил ЦРУ высокоэффективную систему истязаний. Человек, обличавший в 1945-м преступления нацистов в Нюрнберге, спустя десятилетие сам совершил злодеяния, подобные тем, за которые повесили немецких врачей.

Преступления во имя науки, как показывает история, неискоренимы. Понесёт ли наказание «Мёбиус» и будет ли уничтожена чудовищная машина STEM? Узнаем уже 13 октября, когда поступит в продажу The Evil Within 2.

Автор текста: Владимир Салдан

Подпишитесь на нашу страницу в Facebook: 

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями

facebook vk.com twitter Избранное

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии

Комментарии

0

Список лент×

Для управления лентами необходима

Авторизация

Обратите внимание×

Мы определили, что вы зашли с Android устройства
Попробуйте наше мобильное приложение

 FromUA.NEWS