Активность Правительства последних лет пробуждает сильные ассоциации с этим пастушком. В прошлом году были потрясения с Земельным кодексом и трёхъязычным образованием. В бизнесе – с изменениями по НДС и обязательными социальными отчислениями. В итоге все инициативы были в той или иной мере законсервированы – отложены на больший или меньший сроки, видоизменены, отравлены на доработку.

Этот год начался с регистрации.

Между тем масштаб демократии и вовлечённости народа в государственное управление можно назвать беспрецедентным. Кроме маслихатов, куда население выбирает своих представителей – видных общественных и политических деятелей, с акиматами работают общественные советы. Решение по земельному вопросу принималось в рамках общественной комиссии, где на общественных началах (то есть даром) работали представители народа страны, которые по тем или иным причинам не оказались в списке народных же избранников. При министерствах также работают общественные советы.

Национальная палата предпринимателей создана специальным законом, активно представлена в Правительстве, участвует в его заседаниях, более того, даже получила поручение разработать проект Налогового кодекса. Проходит реформа МВД – отменили жезлы, объединили дорожную и патрульную службу, ввели местную полицию.

Сегодня в стране в целом и в бизнес-сообществе в частности масштаб влияния общественности на государственную политику вырос до 'исторического максимума', как сказали бы биржевые аналитики. Не удивлюсь, если такими темпами скоро появятся общественные советы и при районных и городских судах, общественные следственные комитеты в МВД.

Мы живём в подлинно демократической стране, где мнение народа и населения является определяющим в государственной политике и законодательстве. Только почему же это моё утверждение наверняка вызывает как минимум скептическую улыбку у читателя? Чего ещё нужно?

А нужно простой и взвешенной политики, нужно понимание того, куда мы движемся, нужно понимание, ради чего принимаются те или иные действия и к чему они приведут.

В принципе, в стране все давно привыкли, что периодически какое-то министерство рождает очередную 'фишку' или тему, и инициатор получает определённый вес в государственном аппарате. Если 'фишка' оказывается достаточно интересной, то она перерастает в государственную программу, влияние инициатора вырастает на несколько лет, и этот успех можно развивать в других направлениях. Главное, вовремя отпрыгнуть от ответственности за результат.

До последнего времени 'фишки' были относительно безболезненны для населения, и поэтому такой стиль госуправления пророс и закрепился. Раньше они делались в сфере экономики и за счёт иностранных инвесторов (до 2009 года), либо Национального фонда (после 2010 года). Не затрагивались социальные аспекты, да и само общество было другим – менее активным и менее информационно связанным через интернет и социальные сети. Теперь всё изменилось.

Национальный фонд истощается, новых иностранных инвестиций нет, так что новые инициативы впрямую затрагивают карманы населения. В силу этого и общих экономических проблем, рождённых 'фишечной' политикой, на первое место выходят социальные проблемы и недовольство. Соответственно, 'фишки' теперь в первую очередь затрагивают общество, которое за последние четыре года серьёзно изменилось: активный слой составляет принципиально иное поколение с другой ментальностью и другими принципами.

Сейчас общество не хочет и не может молча принимать спонтанные инициативы и нововведения, рождённые сиюминутными интересами руководителей государственных органов.

Это мнение и возмущение уже нельзя игнорировать, с ним нужно считаться, и это осуществляется через косметическое и бессистемное вовлечение экспертов и уважаемых людей в принятие решений, но это тупиковый путь, потому что это заигрывание с обществом – фактически государственный популизм. Главный вред популизма в том, что это демонстрация слабости власти – рано или поздно он приводит либо к разрушению власти либо резкому и грубому ограничению прав и свобод граждан.

В новых реалиях необходимо серьёзно, если не кардинально, пересмотреть сам механизм формирования и реализации государственной политики страны, причём не только и даже не столько в экономической сфере, сколько в социальной, идеологической и информационной.

PS. Пока писал этот текст, появилась новость, что Марат Тажин назначен заместителем руководителя Администрации Президента. Похоже, масштабы провала во внутренней политике осознаются медленно и постепенно: сначала создание Мининформа, затем усиление социального блока новым вице-премьером, теперь усиление в Администрации. Такие перестановки вселяют надежду на конструктивный выход из кризиса во внутреннем взаимодействии власти и общества.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.