Новости Украины

«Винницкие» и Виннитчина: «Базовый регион», «маркерная область» или «ахиллесова пята»? «Винницкие» и Виннитчина: «Базовый регион», «маркерная область» или «ахиллесова пята»? Авторская колонка http://fromua.news/favicon.ico Авторская колонка https://etcetera.media/wp-content/uploads/2018/01/taki_groysman.jpg https://etcetera.media/wp-content/uploads/2018/01/taki_groysman.jpg Пришли ли «винницкие» на смену «донецким»? В медиа-пространстве с 2014-го года, когда Петр Порошенко стал
«Винницкие» и Виннитчина: «Базовый регион», «маркерная область» или «а

Пришли ли «винницкие» на смену «донецким»?

В медиа-пространстве с 2014-го года, когда Петр Порошенко стал Президентом, а Владимир Гройсман проделал путь от вице-премьера до спикера парламента и далее – до руководителя Кабмина, в СМИ и соцсетях периодически муссировалась тема «винницких», якобы пришедших на смену «донецким». Были сделаны даже некоторые попытки сравнительного анализа двух региональных «кланов». Попытки, впрочем, совершенно безосновательные по ряду причин.

Политическая группа «донецких», объединённая сложной паутиной бизнес-интересов, родственных связей, да и в значительной мере довольно тёмным прошлым, формировалась, как минимум, с середины 1990-х. И, действительно, могла в полной мере претендовать на статус неформальной «партии» / «ассоциации» / «альянса», в среде которого существуют определённые обычаи, субординация и представления о корпоративной этике. Собственно, и партия у «донецких» была – Партия регионов.

Объединение «винницких», несмотря на расхожее местечковое клише о существовании «партии винничан» (о чём ниже), в большей мере ситуативное, оформившееся лишь в последние два-три года, и определённых ментальных особенностей, в отличие от тех же «донецких», не имеющее. Порошенко мог в конце 1990-х приобрести завод, например, в Полтавской области и там же баллотироваться в депутаты. В таком случае сегодня говорили бы о «полтавских».

И тем не менее считается, что Порошенко является лидером «винницких», получивших ряд ключевых должностей в государстве. Что уже является поводом для того, чтобы попытаться оценить степень их сплоченности как «партии», попробовать определить центры влияния и принятия решений, проанализировать готовность эффективно бороться за власть в неблагоприятных условиях.

Сделать это лучше на примере «вотчины» – Винницкой области, рассмотрев сложившийся в ней политический климат и негласный свод общепринятых правил игры.

Винницкая область, действительно, является «маркерным регионом». Власть, оценивая в контексте грядущих выборов свои шансы в различных регионах, Виннитчину должна была бы «по умолчанию» относить к таким, в которых победа гарантирована. Хотя бы потому, что при прочих равных условиях критического отношения со стороны избирателей к любым (провластным и оппозиционным) политикам, «винницкие» имеют некоторое преимущество, так как являются «своими» для винничан. По аналогии с оправдывающей себя в предыдущие годы тактикой «предшественников», за которых Донецкая область всегда давала максимальный процент голосов.

Аналогично, «винницкие» прибегают к методу «вливания» бюджетных средств в инфраструктуру и объекты социальной сферы Виннитчины. Ещё в конце 2015 г. Найем жаловался, что облгосадминистрация небольшой Винницкой области получила из Госбюджета на свои расходы 169,4 млн грн (2 место после Харьковской), – больше, чем органы власти Одесской и Днепропетровской областей. По данным «Опоры», в том же 2016 г. на «реализацию мероприятий по социально-экономическому развитию отдельных территорий» народные депутаты от Винницкой области «привели» в регион 134 млн грн субвенций (4 место в Украине).

Подобная политика, безусловно, укрепляет позиции «винницких» непосредственно в области (хотя «донецким» это помогло мало). Но «маркерность» области делает её крайне уязвимой в плане обеспечения уверенной победы кандидатов от власти, а конкретнее – от «Блока Петра Порошенко». Если оппозиция проиграет в регионе, то никто с её местных представителей не спросит: «Это же «вотчина»… А если проиграет власть? Или, хотя бы, оппозиция устроит ряд проблем и скандалов в ходе избирательной кампании? Не подхватят ли СМИ мысль о том, что если «винницкие» и в Виннице не способны удержать ситуацию под контролем, то способны ли они состязаться за всю Украину?

К слову говоря, – а какие политические силы считать в Винницкой области «оппозицией»? Да, и «властью»?

«Партия винничан»

Представители винницкой региональной политической элиты постоянно публично гордились демонстративной удаленностью от состязающихся за власть в масштабах страны политических партий, а тем более – идеологий. Чиновники давали понять, что наличие у них партийного билета находящейся при власти партии – не мировоззренческий выбор, а явная формальность. Соответственно и актив местных оппозиционных сил скорее уверял в медиа-пространстве о своей «конструктивности», чем действительно формулировал альтернативную политическую позицию. И если в системе исполнительной власти или на коммунальных предприятиях находилось вакантное место, то оппозиционеры никогда не упускали возможности его занять.

Называлась такая система – «партия винничан», с тем месседжем, что «мы работаем не на партии или политических лидеров, а на область». Резон в таких заявлениях действительно присутствовал: вплоть до 2014 г. власть на территории Винницкой области проигрывала всегда.

Кардинальных перемен в общей структуре провинциальной властной модели на принесла ни «Оранжевая революция», ни победа Януковича в 2010 г., ни крах его режима в 2014 г. В первом случае председателем ОГА был назначен тогдашний мэр Винницы, выходец из НДП Александр Домбровский, во втором при «варяге» – генерал-губернаторе Николае Джиге находились его первый зам. – крупный сельхозпроизводитель из Крыжопольского района Иван Мовчан и мэр Винницы Владимир Гройсман, становление которого как политика прошло в атмосфере доминирования «партии винничан». Наконец, в феврале 2014 г. произошла смена занявшего губернаторского место Джиги Ивана Мовчана и его замов, а также руководства областного совета в лице «регионала» (очень условного, так как в партийной карьере было то же НДП и «Единый Центр») Сергея Татусяка на «майданщика» Сергея Свитко (Народный Рух, избирался по спискам «Батькивщины»). Но это и всё.

Отношения большинства «бывших» и «новых» остались в формате правил и принципов все той же «партии винничан».

Эта «партия» умела маневрировать в эпоху «оранжевых», когда абсолютно доминировавший в электоральном поле БЮТ даже близко не подпускали к реальным рычагам влияния на ситуацию в области. Она приспособилась к «бело-голубым», и тот же Джига, поставленный, как ожидалось, для укрепления позиций Партии регионов, открыто заявил, что голосовал на местных выборах «по совести» (Гройсман создал и обеспечил в горсовете большинство от квази-партийного образования «Совесть Украины»). И, несмотря на то, что партия винничан» сделала стремительный рывок после победы Петра Порошенко на президентских выборах именно в рядах БПП, на местных выборах 2015 года в городской совет областного центра победила подчёркнуто дистанцировавшаяся от общеукраинских партий «Винницкая европейская стратегия», поддержал которую лично Гройсман. «Союзнический» БПП финишировал вторым.

 «… и Петр Порошенко»

Можно ли было считать действующего Гаранта Конституции лидером «партии винничан» до 2014 г.?

Скорее, нет. «Винничане» всегда умели балансировать между несколькими центрами влияния на всеукраинском уровне. Порошенко был одним из них. Наличие в Виннице кондитерской фабрики и ряда аграрных предприятий в районах области, конечно, вводило его в число ключевых игроков на региональной политической арене, но, скажем, прилагать сверхусилия для обеспечения победы «Нашей Украины», от которой баллотировался Порошенко в 2006 г., когда в области было очевидно тотальное доминирование БЮТа, местные чиновники не стали. Равно как и торопиться обеспечить победу очень немногочисленной «команды Порошенко», от которой в 2012 г. в одномандатных округах баллотировались сам Порошенко, экс-губернатор Домбровский, экс-глава облсовета Заболотный и отец тогдашнего министра экономического развития и торговли – Алексей Порошенко.

Сам Порошенко победил в 12 округе уверенно. Заболотный в 17 округе – после тяжёлой борьбы с аграрием Кучером (сейчас в БПП) и то, лишь вследствие снятия в его пользу кандидатуры Анатолия Матвиенко. Для победы Домбровского в 11 округе пришлось неделю пересчитывать голоса в окружной комиссии. А Порошенко-старший с выборов снялся. В его округе победила племянница ещё одного из ключевых представителей «партии винничан» Григория Калетника – Оксана Калетник, позже вошедшая в состав фракции КПУ.

Однако Порошенко, конечно, всегда считался важной фигурой в Винницкой области. При «регионалах» в Виннице была построена ещё одна кондитерская фабрика, а также торжественно открыт знаменитый фонтан с набережной «Roshen».

И, конечно, с мэром Винницы Владимиром Гройсманом Петр Порошенко работал давно и плотно, поддерживая хорошие отношения.

«Президент, Премьер и…»

Постороннему наблюдателю может показаться, что в команде «винницких» в области существуют два центра влияния (Порошенко и Гройсман), один из которых, понятно, более влиятельный. А все остальные лидеры «винницких» так или иначе ориентированы на один из этих центров, хотя и демонстрируют командную работу.

Это не совсем так. Команда, как уже было сказано, формировалась в течение непродолжительного времени и, во многом, ситуативно. Хотя все народные депутаты от области (8 мажоритарщиков и 3 списочника), действительно работающие в регионе, состоят во фракции БПП. В условиях доминирования на вершине властной пирамиды тандема Порошенко-Гройсман они, конечно, будут заявлять о максимальной лояльности власти в целом. Однако ближе к выборам, когда за конкретные участки работы на определённых территориях будут отвечать конкретные представители БПП, внимание к политическому прошлому нардепов и их готовности организовать эффективный избирательный процесс будет более пристальное.

По спискам БПП прошли три винничанина. Григорий Заболотный (№ 27) – один из лидеров традиционной «партии винничан». Был членом НДП, главой облсовета от Социалистической партии Украины (2006-2010). Запомнился во время избирательной кампании Юлии Тимошенко в 2010 г., когда публично поддержал её и в объективе телекамер целовал руку. Искренне возмущался, когда на местных выборах 2010 г. губернатор-«регионал» Джига обещал поддержать его кандидатуру на должность главы облсовета, но обманул (Заболотный баллотировался от «Едности»).

Геннадий Ткачук (№ 42). Экс-руководитель городской организации «Батькивщины», позже – член политсовета «УДАРа» и нардеп от этой политсилы (2012-2014). Конечно, квота Виталия Кличко, однако в ходе нынешней каденции сблизился с Гройсманом.

Сергей Кудлаенко (№ 63) много лет проработал руководителем департамента Винницкого горисполкома (у Гройсмана), был депутатом областного совета от «Фронта Змин» (Яценюк), в 2014 г. – начальником областного избирательного штаба кандидата в Президенты Украины П. А. Порошенко. Человек, скорее, Гройсмана.

«Мажоритарщики», ныне все состоящие во фракции БПП. Округ № 11 – Александр Домбровский, экс-губернатор (2005-2010), в 2012 г. баллотировался в составе «команды Порошенко». Округ № 12 – Алексей Порошенко-младший; тут всё понятно. Округ № 13 – Петр Юрчишин. Местный латифундист, ранее сменил ряд партий, на выборы 2014 г. шёл самовыдвиженцем, победив формального выдвиженца от БПП Николая Катеринчука. Округ № 14 – Иван Мельничук. Народным депутатом стал впервые. Определённую роль в его выдвижении в округе сыграло то, что в 2012 г. лишь пересчёт голосов с помощью «Беркута» вырвало у него, тогда – кандидата от «Батькивщины» победу. Хотя жёстко отстаивать результат Мельничук не решился. Сейчас находится в орбите Порошенко-младшего. Как и победитель в округу № 15 – аграрий Иван Спориш. Округ № 16 – Юрий Македон, ранее был депутатом облсовета от «Фронта Змин». Округ № 17 – аграрий Николай Кучер, проигравший в 2012 г. выборы тому же Заболотному. И округ № 18 – киевский банкир Руслан Демчак. В 2012 г., попробовав конкурировать с Григорием Калетником, не рассчитал возможностей клана Калетников и сел в тюрьму. В 2014 г. взял реванш.

Даже беглый анализ показывает, что давно вращающихся в орбите исключительно Гаранта депутатов БПП от Виннитчины существует не так много. Естественно, в их число входит Порошенко-младший и, традиционно, Домбровский с Заболотным, а также Мельничук. Возглавить определённые направления избирательной кампании могут Кудлаенко и Ткачук, однако их связи с Гройсманом более прочные, чем с Администрацией Президента. Аграрии, естественно, будут думать, прежде всего, о своём бизнесе, поэтому от активного участия в выборах постараются уклониться. Демчак – не винничанин, а Македон крайне редкий гость в «топах» местных медиа-ресурсов.

Наконец, фигур, которых, кроме Порошенко и Гройсмана, можно отнести к «партии винницких» на всеукраинском уровне не так много. Прежде всего вице-премьер Владимир Кистион, министр соцполитики Андрей Рева и заместитель руководителя ДУСи Сергей Борзов.

Остаётся упомянуть нынешнее руководство региона и областного центра. Председатель ОГА Валерий Коровий, естественно, пребывает в структуре президентской вертикали, ранее он был первым замом Домбровского по экономическим и финансовым вопросам. Однако он же, в период правления «регионалов», работал замом у Гройсмана. Его первый заместитель и, по совместительству, руководитель областной организации БПП Андрей Гижко ориентируется, скорее, на Порошенко-младшего. Мэр Винницы Сергей Моргунов, проработав почти два срока секретарём горсовета при Гройсмане, – на нынешнего премьера.

Кстати, есть ещё одно кардинальное отличие «винницких» от «донецких». БПП, как «партия власти», даже в Винницкой области не создала монолитной и разветвлённой структуры, которая по первому звонку может развернуться в сеть избирательных штабов. А уж о затратных и требующих серьёзных организационных усилий проектах, реализуемых в прошлые годы Партией регионов, речь даже не идёт. Партийный сайт иногда рассказывает о «добрых делах», но этим активность БПП и ограничивается.

Резюмируя. Центры притяжения «винницких» в лице Президента (и, как доверенного лица Порошенко-младшего) и премьера действительно существуют. В то же время «партия винничан» до сегодняшнего момента остаётся, скорее, медиа-категорией, чем цементирующей силой для «партии власти». И её способности выступить монолитно и согласовано в условиях очень непростой избирательной кампании, обеспечив требуемый результат, являются скорее сомнительными, чем очевидными.

Как ни парадоксально, но в области ни в одном городе областного подчинения нет мэра – члена БПП. Можно ли было себе представить году в 2010-м, что в Донецкой области сумеет победить не-«регионал»?

«Кто, если не они»?

Главное преимущество «винницких» в Винницкой области состоит в том, что, несмотря на очевидный дрейф электората в «бело-сердечное» лоно (а в 2012 году «Батькывщина» с результатом 45,01% показала результат № 1 в Украине), местные партийные оппозиционные структуры настолько слабы, что ни сформировать порядок дня региональной политики, ни защитить результаты на выборах они не смогут.

Ещё три года назад, в декабре 2014 г., когда руководство ОГА (по инициативе, кстати, определённых кругов «партии винничан») попыталось снять выдвиженца Майдана Сергея Свитко с должности председателя областного совета, административное здание было взято штурмом протестующими, а сессия сорвана.

В 2017 г. отставка руководителя областной организации «Батькивщины» Людмилы Щербаковской с должности первого зама председателя областного совета прошла без сопротивления и общественного резонанса. А назначение представителей «Самопомощи» и РПЛ заместителями председателя областного совета (Анатолий Олейник, БПП), фактически привязало и эти политические силы к провластному большинству.

Не влияют на ситуацию и разрозненные и маловлиятельные группы «активистов», больше ругающиеся друг с другом, чем создающие проблемы власти.

Для «Оппозиционного блока» область традиционно не является дружественной территорией, «Свобода» более присутствует в соцсетях, чем в реальной политике, а две другие, присутствующие в областном совете фракции «Укропа» и «аграриев» в информационном пространстве региона за последние месяцы замечены не были.

Всё под контролем? Внешне, да. Народные депутаты от БПП работают в округах, областные и городские депутаты голосуют за те проекты решений, которые им готовят органы власти. В Винницком горсовете, в котором большинство составляют «партия Гройсмана-Моргунова» – «Винницкая европейская стратегия» и БПП и вовсе недавно произошёл небольшой конфуз, когда депутаты не поддержали один (!) внесённый в порядок дня пункт.

А фактически – готовы ли спикеры власти и те, кого назначат ответственными за проведение в области выборов, работать не в комфортных условиях, а в ситуации, когда победа может быть достигнута лишь благодаря значительным усилиям? Проверить это можно только опытным путём.

Однако, ряд фактов подтверждают: как работать непосредственно с массами, воспитанные на традиционно чиновничьих методах работы, «винницкие» представляют себе слабо. Это уже привело к достаточно резонансному «Медмайдану» в Шаргороде, когда тысячи людей вышли на протест против ликвидации районного больницы в рамках создания госпитальных округов (а сколько будет конфликтных ситуаций после старта этого этапа медреформы?). И к неоднократным перекрытиям дорог селянами, недовольными игнорированием их местных проблем. И к довольно проблемным выборам в ОТГ, когда подтверждать статус «базовой» области у местного БПП получается далеко не всегда и тем более не с желаемым убедительным результатом.

Впрочем, уже ближайшие выборы покажут – являются ли «винницкие» той «партией», которая может вырасти в настоящую партию, или же это было ситуативное и неструктурированное объединение земляков в условиях, когда высшему руководству страны надо было хоть на кого-нибудь опереться. И хоть кому-нибудь доверять.

Олег Карлов

Поделиться:

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии

Комментарии

0
Ещё никто не оставлял комментриев к этой статье.

Список лент×

Для управления лентами необходима

Авторизация

Обратите внимание×

Мы определили, что вы зашли с Android устройства
Попробуйте наше мобильное приложение

 FromUA.NEWS