Новости Украины

Есть реальный сценарий возвращения Донбасса — дипломат о нескольких шагах и условия Есть реальный сценарий возвращения Донбасса — дипломат о нескольких шагах и условия Укррудпром http://ukrrudprom.ua/res/i/logo.png Укррудпром Бывший посол Украины в Хорватии (2010-2017) и Боснии и Герцеговине (2011-2017), советник министра по вопросам временно оккупирован

Бывший посол Украины в Хорватии (2010-2017) и Боснии и Герцеговине (2011-2017), советник министра по вопросам временно оккупированных территорий АЛЕКСАНДР ЛЕВЧЕНКО сравнил Эрдутские соглашения, по которым успешно состоялась реинтеграция территории Восточной Славонии в состав Хорватии, и Минские соглашения по урегулированию конфликта на Востоке Украины. В первой части интервью “Апострофу” дипломат рассказал об общих и отличных пунктах соглашений и, исходя из этого, о реалистичном мирном сценарии возвращения оккупированной части Донбасса Украине.

- Эрдутские соглашения, с которых началось восстановление суверенитета Хорватии над Восточной Славонией, были подписаны в ноябре 1995 года между представителями Хорватии и местными сербскими властями. Чем они отличаются от Минских договоренностей, заключенных в феврале 2015 года?

— Хорватские эксперты, которые занимались реинтеграцией (а Хорватия имеет единственный такой успешный кейс), отметили, что Минские соглашения имеют много общих моментов с Эрдутскими, и их можно рассматривать как мирный план для реинтеграции временно оккупированных территорий. Так, хорватская сторона пользовалась Эрдутскими соглашениями от 12 ноября 1995 года, которые потом подтвердила резолюция Совета безопасности ООН в январе 1996-го. В них не был предусмотрен, например, вопрос прощения или амнистии. Это было отдельное обязательство Республики Хорватия. Еще до подписания соглашений в Эрдуте государство уже провело две волны амнистии и обязалось провести еще одну общую амнистию. Загреб настаивал, что это показывает действенность правительства и то, что он может прощать тех, кто не совершил преступлений против человечества и человечности, конечно. Как в хорватском случае, так и в нашем, такие лица не могут подлежать освобождению от ответственности, поскольку это противоречило бы международным обязательствам обоих государств согласно международному праву.

- Одним из аргументов в пользу амнистии, по словам хорватской стороны, было то, что каждая из трех ее волн вносила смуту в ряды сепаратистов.

— Конечно, на это и рассчитывали, потому что считалось, что каждый сепаратист размышляет о своем будущем, думает о том, что будет через год, два или пять. Поскольку многие из них являются местными, то им не очень хотелось куда-то ехать, поэтому вопрос был в том, в каком статусе они там остаются. Если у человека, который хоть и находится по другую сторону линии фронта с оружием в руках, но не является военным преступником, есть гарантия безопасности на будущее, он имеет мотивацию и в дальнейшем не совершать преступлений. Если же кто-то имеет элементы уголовного преследования, то работа ведется с каждым конкретным случаем. Поэтому для хорватской стороны вопрос амнистии не был большой проблемой. Были тактические дискуссии в обществе и парламенте, но в целом политическое руководство приняло для себя решение, что плюсов гораздо больше, чем минусов. Тем более что институт амнистии придумали не вчера — он существует веками, и это, они считают, помогло в реинтеграционных процессах.

- Что еще есть такого в “Минске-2”, чего не было в Эрдутских договоренностях?

— Вопрос так называемого “особого статуса” для этих территорий. Хорватское государство само разработало и гарантировало такой статус, и он носил скорее экономический характер. Понятно, что эти территории были самыми разрушенными — люди там жили очень бедно, а хозяйство почти не работало. Чтобы запустить его, нужны были какие-то экономические стимулы. Почему бы государству не дать их этим территориям, чтобы люди быстрее почувствовали преимущества нормальной мирной жизни? Происходило массовое освобождение от налогов для инвесторов, которые заходили туда, и тех, кто создавал новые рабочие места и трудоустроил местных. Это сработало, потому что положение дел стало улучшаться быстрее, чем в остальных регионах страны.

Поэтому хорватская сторона не видит ничего страшного в том, что это прописано в нашем варианте — они предлагают выписывать экономические преференции и те вещи, которые заложены в минских документах и которыми можно пользоваться. Прежде всего, в примечании к ним указывается языковое самоопределение. Речь идет о том, что наравне с государственным будет использоваться еще какой-то язык, очевидно, русский. Есть же у нас определенные районы в Закарпатье и в Черновицкой области, где используют, соответственно, венгерский и румынский языки. Еще один специфический вопрос — создание отрядов так называемой народной милиции.

Поделиться:

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии

Комментарии

0
Ещё никто не оставлял комментриев к этой статье.

Список лент×

Для управления лентами необходима

Авторизация

Обратите внимание×

Мы определили, что вы зашли с Android устройства
Попробуйте наше мобильное приложение

 FromUA.NEWS